Новости
29 марта 2018, 23:35

С подхода (из цикла «Охотничьи рассказы»)

Продолжаем знакомить наших читателей с творчеством земляков. Перед вами свежий рассказ усть-катавского охотника и большого любителя походов Алексея Тихомирова.

Давно случилась эта охотничья история. Не было ещё в то время ни мобильников, ни раций, ни навигаторов. О снегоходах и внедорожниках и слыхом не слыхивали. Стоял в колхозном гараже один УАЗик, но двигался он только с разрешения председателя. Однако ходили же мужики в лес за зверем, и страсти там кипели нешуточные.

Накануне Владимиру Ивановичу приснился странный сон. Всё происходило в конкретном месте в лесу, довольно далеко от деревни. Во сне он окунулся в какое-то общее состояние усталости, холода, с отвратительным, стойким запахом табака и алкоголя. Потом картинка лосиного следа на снегу, уходящего по поляне в заросшую мелким осинником старую делянку. Дальше его горизонталка привычно ложится на плечо, а мушка в конце прицельной планки плавно двигается по кустам и находит меж них отчётливый силуэт лося. Ещё движение стволов к передним ногам, туда, под лопатку, где  связки костей и мышц, лёгкие и сердце. Владимир Иванович хладнокровно нажимает на курок. Выстрел. Лось падает, пытается встать, ещё выстрел. Кровь на снегу. Всё кончилось.

Впечатления от сна, с особым  чувством исключительности и собственного достоинства, не покидали его весь день, и поэтому, когда вечером он услышал аккуратный стук в окно, не удивился. Это знак оттуда, из сна. Так и подумал. Накинул фуфайку, вышел на улицу. У ворот стоял Серёга. В деревне все считали его законченным охотником.

Поздоровались. Пахнуло свеженьким перегарчиком.

- Не спишь, Иваныч? 

- Собираюсь. Случилось чего? Если это, то у меня нет. Прошлый раз последние  недопитки тебе отдал.

- Да нет, я не за водкой. Тут такое дело. Бык большак перешёл в районе Мокрой поляны днём. Сёмка на лесовозе сегодня ехал, на глаз его видел. Короче, рядом с деревней ходит ненаказанный. Прибрать надо, пока реку не перешёл. Ты же лицензию на отстрел не закрыл ещё?

- Нет. Кто его, волки толкнули или браконьеры? Если днём через дорогу переходил - пожалуй, он уже за речкой. В Каменную гору идти с ночевой надо. Пока дойдём, пока разберёмся. Да и народ нужен. Вдвоем замучаемся лыжню топтать.

- Верно мыслишь. Короче, ты собирайся. Четверо пойдём. Я, ты, у Семёна завтра выходной, и к Витьку Марыгину сейчас схожу. Всё, никто больше не знает. Короче,  у старой фермы утром встречаемся.

- "Короче". Всё у тебя короче! Как прошлый раз до избы да обратно. С вами, алкашами, только на охоту ходить.

- Нормально всё будет. Я норму знаю.

Последнюю избитую фразу он уже почти крикнул и скрылся в проулке.

Владимир Иванович уже несколько раз зарекался не ходить с Серёгой в лес. Охотник то он смышлёный. Места знает до каждой тропочки на десятки километров вокруг. В следах, если нужно, разберётся. Но вот не может без спиртного. Считает в норме вещей носить, как патронташ на поясе, бутылку водки за рукавом, и постоянно к ней прикладываться. Отсюда и неприятные истории, что случаются с ним частенько в лесу. То мотоцикл в болоте утопит, то с номера уйдёт домой, если "допинг"  кончится, то в избушке весь день проспит, вместо того, чтобы охотиться. Однажды в свой же капкан вляпался на солонце. Ладно, синяком отделался.

Но, как говорится, «зарекалася свинья». Оставшиеся впечатления от сна не оставляли никакого сомнения в охотничьей удаче. Да и, собственно, рюкзак уже был почти готов. Он, сам того не замечая, собирал его потихонечку весь день, под лёгкое ворчание своей супруги, с коей прожили, пожалуй, лет сорок, а то и боле. Лидия Васильевна, как обычно, к словам "Не ходи, пожалуйста, никуда!" всегда сунет своей рукой в рюкзак чего-нибудь вкусненького, домашнего…

С вечера не спалось. И то верно, права она. В его-то возрасте только и осталось, что за лосями по лесу бегать. А с другой стороны, ведь всю основную жизнь в городе прожил. Какая там охота? Не то, что ружьё, удочку в руки не брал.  Крутился, как белка в колесе. Учёба, завод, командировки. Работал, детей поднимал. Им же всё и оставил, а сам вот, на пенсию вышел и в родительский дом перебрался. Подремонтировал, печь перебрал. Пятый год  уже с Лидой зимуют. Вода, речка рядом, а вот дрова - проблема. Хотя, пока руки колун держат, жить можно, а там, что бог даст. Да что, зима? Зато летом красотища! Внуки приедут, дед у них - первый человек. Кто их ещё в лес сводит, места покажет, чтобы на всю жизнь запомнились?

Утром Владимир Иванович, как штык явился в назначенное место. Да потом понял, что рано притащился. Пока магазин не откроется, мужики из деревни не выйдут. Затариться ведь нужно. Самое главное не забыть: курить и выпить. Тьфу ты!  Только время с ними терять!..

Разжёг костер. Подтянулся Витька - одноклассник Серёгин. Поздоровались. Этот, если что, не подведёт. Скажет иногда совет на охоте в приказном порядке и не ошибётся. Знает, где тока глухариные, переходы, солонцы, тропы козьи, места в лесу местном. Всему его отец, недавно умерший, научил. И ещё кличка от отца ему же и передалась - Волчатник. И страсть. Не может спокойно на волчий след смотреть, пока капкан на него не поставит. Сколько он их переловил - неизвестно, но один случай, когда они с Серёгой, пацанами ещё, принесли живого, связанного  волчару на общее обозрение всей деревни, запомнился надолго.

Обычно неразговорчивый Витёк, сразу поделился хорошим настроением, протянув руки к костру, который играл пламенем под порывами ветра:

- Чё, Иваныч, пули не забыл? А где пехотинцы-то наши? Или вдвоём пойдём? С подхода лосишку приберём. Погодка позволяет. Вон, ветерок разыгрался. 

- Пехота, видимо, в магазине экипируется. Без боекомплекта в лес ни шагу. А я с подхода ни разу не добывал. Мы же как привыкли - один по следу, остальные на номерах.

- Отец у меня всегда один ходил. Там главное - вычислить, где он лежит после кормёжки. Навстречу ветру подходишь аккуратно, и всё. Пулей под лопатку.

"Пехотинцы" пришли уже навеселе. У костра ещё добавили. Витёк выпил за компанию, Владимир Иванович не стал.

Под громкий деревенский трёп, что противоречит всем законам охоты, спустились к реке и пошли по льду вверх по течению. Легко нашли лосиный след, что пересёк реку. Витёк произнёс, но уже полушёпотом:

- Вот он, милый. Ну и здоровый! Идёт, не торопится, кусты обошёл, не лезет напролом.

Молча пошли по следу, исправно по очереди прокладывая лыжню, километр за километром. Всех тяжелее было грузному, да ещё выпившему Семёну. Он к охоте относился, как к баловству и отдыху душой и телом. Про таких говорят: лишь бы не работать. Частенько его можно было увидеть на реке с незамысловатой удочкой,  иногда и далеко от деревни, подвыпившим и серьёзным видом следившим за поплавком. Однажды его случайно застал за этим никчёмным занятием в весеннюю страду Владимир Иванович. Спросил:

- Клюёт?

Получил простецкий философский ответ:

- Да пошла она со своим огородом!

А тут Семён уже намекал на перекур:

- В гору тянет, падла.

- А ты чё, хотел - к тебе в огород пойдёт?

- Не пойдёт он высоко. Там снег глубокий. Тут где-нибудь ляжет.

Произнёс Витёк последнюю фразу и не ошибся. След потянул вдоль хребта всё дальше от деревни, да и мимо охотничьей избы, что стояла недалеко у ручья. Остановились перекурить. Разожгли костёр. Наставили котелки, наполненные снегом. Серёга достал из рукава бутылку. Пока шли, никто и не заметил, как он её уже ополовинил, но по его состоянию это было уже заметно. Перекусили. Выпили. В глубокий снег под сосной улетело пару пустых бутылок. Сразу как-то забыли о  серьёзности всей вылазки, решение бросить свежий след и идти в избу никто даже не предлагал и никто не оспаривал. Просто все встали и развернули лыжи в обратную сторону. Владимир Иванович, не притрагивавшийся к спиртному, видя, что всё сегодняшнее мероприятие - обычная пьянка, не более, принял твёрдое решение идти по следу дальше. Как сложится вторая половина дня, он не знал, да и не хотел знать. Понял одно, что выбора-то у него и не осталось. Сидеть слушать пьяных мужиков, дышать вместе с ними папиросным дымом в тесной избушке, было невыносимо. Он не встал вместе со всеми, а лишь твёрдо произнёс:

- Вы идите, топите пока, а я пройдусь ещё по следу. Определю, куда он тянет и вернусь.

Мужики пошли, даже не пытаясь его отговаривать. Сергей свалился с лыжни в сугроб и смешно пытался встать на ноги. Витёк, пройдя несколько метров, оставил лыжи,  вернулся и присел к костру:

- Ты вот что, Иваныч. На всякий случай, там внизу, в большой делянке, в пихтаче брошенный лесхозовский вагончик есть. Понял? А лось-то туда в делянку тянет. 

Хотел ещё что-то сказать, да только рукой махнул. Удачи, мол.

Короток зимний день. Только и успевай взглядом ловить низкое солнышко, что цепляясь за верхушки сосен, неотвратимо катит с бурлацкой настойчивостью свою ношу тепла и света всему живому на земле, и вдруг неожиданно пропадает, за каким-нибудь невысоким хребтом, спрячется в холодном ущелье, заваленном многолетним буреломом. Ищи его, не найдёшь до самого утра.

Владимир Иванович понимал, что, пока светло, можно будет потрудиться по большому снегу потропить лося. Обратно же по своей лыжне дойти до избы и по темноте можно. С каким-то азартом, граничащим со злостью, месил лыжами снег с пяток километров, всё поглядывая на остатки солнечных лучей, что пробивались сквозь хвойные ветви.

Вышел на окраину старой делянки. Лосиный след откровенно шёл через неё. Совсем никого не боится, подумал он. По открытому месту спокойно идёт. Как у себя дома.  Каким-то чутьём Владимир Иванович понял, что дальше идти нельзя. Возможно, лось стоит рядом в перелеске. Спугнёшь - потом ищи его ещё сутки. Нужно было искать какое-то единственно верное решение.

Всё, солнца уже нет. Ни лучика. Возвращаться? Нет, только не туда, в этот алкогольно-сигаретный запах. У него всего минут пятнадцать, чтобы найти вагончик. Да и можно ли там переночевать? Что там говорил Витёк? Пихтач? В лесу искать пихтач, что в речке воду. Дорога! Должно быть направление дороги, покрытое снегом. Именно по ней лесхоз привозил рабочих к вагончику. Да, внизу делянки что-то похожее.

Пройдя по дороге всего пару сотен метров, Владимир Иванович увидел в ёлках очертание вагончика. Разгрёб снег, открыл дверь, чиркнул спичкой, и сразу нашёл то, что искал. Печка-буржуйка была на месте. Открытый проём окна - не проблема. Взяв с нар какое-то тряпьё, он тут же завесил его. Достал из рюкзака новенькую свечку, зажёг. Нашёл за вагончиком берёзовые гнилушки-чурки, кои кто-то заботливо приготовил много лет назад. Сгодятся. Через час стало тепло и уютно. Вскипятил чай, пирожки Лидии Васильевны как раз кстати. Забрался на нары, протянул уставшие ноги. Потушил свечку. В полной темноте сразу высветилась ярко- красная раскалившаяся труба. Подумал: «Перетопил буржуйку-то, вагончик бы не спалить». Эта тревога сразу прогнала сон прочь.

Перебрал в памяти сначала прошедший день, потом вдруг ясно вспомнил своё детство. Всплывали картинки, связанные с пьянством отца. Его слова: "Сынок, ну-ка пальчик макни в рюмку, попробуй на вкус. Пить-то маленький ещё". Противный до рвоты вкус водки попадал на язык. Мальчишкой он не мог понять, зачем отец так много пьёт эту гадость каждый день. Потом вечером не даёт спать всей семье. Всё о чём-то говорит, говорит. Иногда подходит и садится на постель. Гладит по голове и жалуется, то на мать, то на председателя, то на каких-то мужиков. Тут же курит. Под эту "колыбельную", с запахом табака и алкоголя, часто приходилось засыпать. Однажды маленький Володька вдохнул этот запах полной грудью и проглотил его каждой своей клеточкой вместе с собственными слезами.

Он только пошёл в школу, что стояла в деревне на пригорке. Из окон школы был хорошо виден его дом, построенный отцом, где он родился, Хотя почему был? Ведь в нём он сейчас и живёт. Однажды тёплым осенним днём после уроков его неожиданно встретила мать со старшей сестрой с заплаканными глазами. Мать навзрыд произнесла:

- Сынок, милый.  Сегодня в школе переночуем. Я договорилась. Нельзя пока домой.

- Мама, ну почему?

- Потом, родимый, потом всё объясню.

Мальчишка не понимал, просто не мог уразуметь своим детским мышлением, что домой нельзя. Такого не может быть никогда в жизни! Ведь дом-то - вот он, рядом, именно там всё, вся жизнь, сущность. Мама, папа, старшая сестра. И вдруг туда нельзя?! Володька сопротивлялся, как мог, заплакал, но всё равно в ту ночь ночевал в школе.

На следующий день, как только уроки закончились, Володька, чтобы не встретить мать, пролез через лазейку в школьном заборе и, пробежав окольными деревенскими путями, предстал перед воротами родительского дома. По-хозяйски скинул крючок, вошёл во двор, потом открыл дверь в дом. Его сразу окатило терпким папиросным дымом, смешанный с парами спирта. Этот ненавистный запах тут же отпечатался в детской памяти, как нечто отвратительное, чужое, граничащее с предательством. Картина в доме была ужасная.  Разбросанное постельное белье, перевёрнутый круглый стол вместе с посудой, остатками еды и разлитой бутылкой водки. Следы грязной обуви. Нет, Володька не заплакал. Просто у него невольно потекли какие-то мужские слёзы. Тогда он внимательно всё запоминал и откладывал картинку куда-то в извилины своего чистого детского сознания. Ему хотелось крикнуть: нет, нет!  Это происходит не с ним... Скинул школьный ранец на свою кровать и убежал из дома.

Сколько он ночевал в школе, потом у бабушки, и как всё потом образумилось между родителями, он не помнит. Но отвращение к спиртному, да и к табаку осталось у него на всю оставшуюся жизнь. Даже потом, уже взрослым, когда он иногда выпивал, всегда стояла перед глазами картина перевернутого стола и разлитой водки...

Владимир Иванович проснулся от откровенного холода. Буржуйка давно остыла. Тряпку, закрывавшую окно, сдуло ветром и оттуда вместе с утренним солнцем залетали незваными гостями беспечные снежинки. Быстро попив холодного чая и собрав рюкзак, он, без сожаления, покинул вагончик.

Утро разыгрывало февральскую метель, кружило в воздухе вместе со снегом всевозможный лесной мусор. Верхушки сосен шумели неистовой мелодией. Итак, след остался вверху делянки. Ветер, откуда ветер? Владимир Иванович наслюнявил палец и выставил его вверх. Похолодело оттуда, со стороны захода солнца. Нечего выдумывать. Нужно возвращаться на свою лыжню и идти по следу лося. Но не по открытому месту. Значит, чуть сверху по перелеску. И внимательно смотреть. Чуть пройтись, остановиться и смотреть. И так по десять, двадцать метров. Тихо и  осторожно. Чуть рассвело, лось ещё не на лёжке. Кормится, и ждёт полного восхода солнца. Всё получится, если он не ушёл за ночь километров на десять. Открыл стволы на оружии. Две пули на месте.

Лося он увидел сразу. Тёмная громада ярко выделялась на общем лесном пейзаже. Только вот далековато. Пришлось Владимиру Ивановичу оставить лыжи и ползти по глубокому снегу на расстояние выстрела. Стрелял с колена. Дуплет. Быстро перезарядился, но больше выстрелы не понадобились. Достал нож. Освободил тушу от требухи. Завалил всё снегом и двинулся обратно.

Вороны! Закаркали вороны. Соберётся целая стая, и испортят мясо. Пришлось пристрелить одного крупного и тушку повесить рядом на рябинке. Хоть как-то отпугнёт.

Охотник легко докатился по своей лыжне до избы. У костра его ждал Витёк. Налил ему горячего супчика и чая. Молчали. Витёк задал только один вопрос:

- А третий раз зачем стрелял?

- По ворону.

- Понятно. Поможет, но мало. Ты, Иваныч, закуси, отдохни и иди домой. Пошли кого-нибудь с лошадью на санях. А мы пойдём, покараулим. Разделаем, пока тёплый.

Из избы вышел по малой нужде Семён.

- Иваныч, ты чё, к Лидке своей ходил? Вот не можешь без неё. Охотник, тоже мне.

Владимир Иванович вытащил из рюкзака лосиный язык, бросил его на снег и молча пошёл в деревню. По накатанной лыжне катилось легко и свободно. Морозный воздух наполнял лёгкие. Радостное состояние равновесия души и тела наполняло всю его сущность.

В деревне сразу зашёл к своему соседу-лошаднику. Объяснил ситуацию. Помог запрячь Карего. Потом дома завалился спать. Спал крепко, без снов и тревоги.

Уже поздно вечером мужики привезли домой его долю. Пятую часть.

Январь-февраль 2018 г.

Автор Светлана Обухова









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg